Еще цветет на старых дотах - страница 8

Еще цветет на старых дотах - страница 8


Витя.

16 июня 1962 г.

20

Дорогой Витя, здравствуй! Снова поздравляю тебя с удачным окончанием года и совместно с тобою радуюсь, что ты второкурсник. Радуюсь и росту твоего людского самосознания.

Но снова не могу пройти минуя вопроса Еще цветет на старых дотах - страница 8 о выпивках. Я не желал этого касаться, чтоб не надоедать, но когда прочел, что ты выпиваешь пять-шесть раз в неделю, то, прости,— чуть-чуть множко. Ведь на это необходимо и Еще цветет на старых дотах - страница 8 время, и силы, и средства. Возможно, из-за этого у тебя, и получаются недоразумения и с мамой (кстати, напиши, из-за чего ты с ней ссоришься).

Ну, больше об этом не буду. Верю, что Еще цветет на старых дотах - страница 8 ты все обдумаешь и отыщешь правильное решение и силы.

И еще вопрос. В собственных первых «брянских» письмах ты много писал о литературе, искусстве, о собственных общих настроениях, отношении к жизни. Как у Еще цветет на старых дотах - страница 8 тебя дела с этим на данный момент? Читаешь ли что, что думаешь? Мне было бы тоже любопытно.

Желаю удачно провести практику и отдохнуть за лето. Если будешь в Москве, буду Еще цветет на старых дотах - страница 8 рад тебя созидать.

Прочно жму руку. Всего хорошего.

Г. Медынский.

22 июня 1962 г.

21

Хороший денек, Григорий Александрович! Письма Ваши для меня примечательные — пусть хоть понемножку, потихоньку, но они делают свою работу (в особенности Еще цветет на старых дотах - страница 8 ближайшее время). Я с радостью получаю Ваши письма: ведь каждое письмо от Вас принуждает меня время от времени еще раз помыслить. И пусть это не очень очень приметно, но все таки я Еще цветет на старых дотах - страница 8 сам ощущаю хорошее воздействие Ваших писем. Мне очень приглянулись строчки письма, где Вы пишете, что я должен «доделывать» собственный нрав.

Настроение мое, в общем, удовлетворительное. Сейчас очень изредка случается, что на меня нападает, как Еще цветет на старых дотах - страница 8 я сам выражаюсь, хандра.

Что я на данный момент читаю? Ничего. Было время — у меня даже в школьной характеристике это написано,— я сильно много читал. На данный момент нет. Читаю очень Еще цветет на старых дотах - страница 8 изредка и притом только советскую литературу. Вытерпеть не могу фантастику. Древняя российская литература не нравится поэтому, что все описываемое было издавна, а зарубежная — это происходило не у нас (пусть даже современная). Естественно, Вам Еще цветет на старых дотах - страница 8 такие рассуждения покажутся необычными, но у меня такое мировоззрение.

В кино хожу очень изредка. Очень уж у нас штампованные киноленты. Не успеешь поглядеть начало, а заблаговременно скажешь и содержание и Еще цветет на старых дотах - страница 8 конец кинофильма. Тут зарубежные киноленты мне больше нравятся. А у нас одно «воспитание», да притом совсем однообразное во всех фильмах.

Не отрицаю, есть исключения, но сильно мало. «Судьба человека», «Чистое небо», «Битва Еще цветет на старых дотах - страница 8 в пути». Вот если б побольше было таких кинофильмов, воспитание шло бы в тыщу раз лучше. А наши так именуемые кинокомедии! Сидишь и за весь сеанс не улыбнешься. Такое мировоззрение о фильмах не у Еще цветет на старых дотах - страница 8 меня 1-го.

Зато я очень интересуюсь политикой. Она мне нравится.

Ну, вот как бы и все.

Если я куда поеду, то непременно буду в Москве в период с первого по Еще цветет на старых дотах - страница 8 5-ое августа.

Витя.

30 июня 1962 г.

Дорогой Витя! Я очень рад тому, что ты произнес о моих письмах.

Посылаю для тебя несколько писем от тех, кто кается мне в собственных прошедших грехах. И как нередко Еще цветет на старых дотах - страница 8 источником этих грехов, кстати сказать, является «злодейка с наклейкой»! Вот несколько писем об этом я для тебя про всякий случай и посылаю. Прочитай и возврати мне.

Несколько изумило меня твое Еще цветет на старых дотах - страница 8 признание, что ты на данный момент не достаточно читаешь. Почему? Но, с другой стороны, заинтриговало то, что читаешь только советскую литературу. Ранее, помнится мне, ты ее не очень жаловал. Если сможешь, напиши Еще цветет на старых дотах - страница 8, что ты читал ближайшее время, что тебя заинтриговало и что ты вообщем думаешь о русской литературе.

И, в конце концов, о воспитании. Ты это слово берешь в кавычки. Зря. Воспитывать-то ведь необходимо. Другое Еще цветет на старых дотах - страница 8 дело — как. Нудное, навязчивое моучение принесет, пожалуй, больше вреда, чем полезности. Здесь я с тобой согласен. Но воспитание, как воздействие, направление,— как без этого можно взрастить нового человека?

Повторяю Еще цветет на старых дотах - страница 8, если будешь в Москве, жду к для себя. Буду очень рад.

Г. Медынский.

16 июля 1962 г,

23

Здрасти, Григорий Александрович! Получил я Ваше письмо как раз в денек приезда с геологической практики. Письмо очень не плохое.

На Еще цветет на старых дотах - страница 8 данный момент я не буду Вам ничего писать, потому что надеюсь на скорую встречу в Москве.

Я уже взял билет на 1 августа.

Ну, вот и все. До скорой встречи.

Витя Еще цветет на старых дотах - страница 8.

27 июля 1962 г.

24

Хороший денек, Григорий Александрович! Вот опять я дома.

Я в особенности вспоминаю на данный момент тот теплый, сердечный прием, который оказали мне Вы, Ваша супруга и родные, когда я Еще цветет на старых дотах - страница 8 был проездом в Москве. Я вспоминаю наши откровенные дискуссии и всю нашу с Вами переписку, которую Вы, оказывается, сохранили, и я пересчитал ее с огромным энтузиазмом.

В особенности увлекательна она мне поэтому, что от Еще цветет на старых дотах - страница 8 Вас я снова поехал к папе.

Что поменялось там за прошедшее время? Все осталось по-старому: равнодушие, полнейшее равнодушие и нежелание даже ни о чем говорить.

Правда, в один прекрасный момент будто Еще цветет на старых дотах - страница 8 бы бы у него мелькнула ко мне «любовь». Как мне кажется, он с гордостью представил меня своим как собственного отпрыска. Но из этого вышел конфуз: родной мой отец запамятовал даже Еще цветет на старых дотах - страница 8, в каком я городке родился и сколько мне лет. Да, отец влюблен в себя, он никого и ничего не желает знать. Мне ясно его лицо — влюбленного в себя гордеца.

Но голову мне на данный Еще цветет на старых дотах - страница 8 момент вешать не к лицу.

Я тыщу раз приношу Вам свою благодарность. Вы, Григорий Александрович, которого я считаю своим духовным папой (не к пышноватой фразе), сделали очень много для меня, для Еще цветет на старых дотах - страница 8 становления моего нрава, который, может быть, еще совсем не сформировался, но крепкая здоровая база для него есть в голове бывшего «шалопая», как Вы меня в один прекрасный момент окрестили, и за это, обидевшись Еще цветет на старых дотах - страница 8, я целый год Вам не писал.

Я уверен, что если б такое сердечное, сердечное отношение было у всех людей к различным «шалопаям», их было бы меньше, существенно меньше.

Если б Вы знали, как Еще цветет на старых дотах - страница 8 принципиально человеку в тяжелый период жизни,— когда не знаешь, куда идти, как мыслить, что делать, когда все неясно, а иногда даже воинственно,— как принципиально в это время получить и неплохой совет Еще цветет на старых дотах - страница 8 и самые искренние наставления, а главное, неплохую, дружественную заботу и духовное отношение! А ведь мне кажется, что главное в жизни — человеческое отношение. Такое отношение — катастрофически принципиальная штука. Разве я забуду учителя Василия Еще цветет на старых дотах - страница 8 Алексеевича Скворцова либо собственного двоюродного брата и обоих дядей за ту поддержку, которую в противоположность папе они оказывали мне в период моей «сумасшедшей жизни»! Нет, это никогда не забудется.

Но Еще цветет на старых дотах - страница 8 самое главное — мама. Сколько волнений причинил ей я! Не счесть. В ее болезнях, в ее рано показавшейся седине повинет я и только я. Мать простила меня, но сам я для себя никогда не прощу. Я Еще цветет на старых дотах - страница 8 вечно в долгу перед ней.

На данный момент я оглядываюсь на свою такую небольшую, но по сути совершенно не легкую жизнь, и в голове тыщи вопросов: что, как, почему Еще цветет на старых дотах - страница 8, отчего? Да, отчего, почему я сходу не стал человеком? Может, на это оказало большущее воздействие то, что я «безотцовщина»? Но почему должны мучиться малыши, если их предки что-то меж собой не Еще цветет на старых дотах - страница 8 поделили? А может, и другие предпосылки? Не знаю. На данный момент это мне еще не под силу решить, но я буду об этом мыслить.

Но зато я твердо знаю: никакая сила больше не принудит меня Еще цветет на старых дотах - страница 8 свернуть с таким трудом давшегося мне неплохого пути.

Разрешите окончить письмо строчками из стихотворения, которое я прочитал у Вас, когда знакомился с Вашей широкой перепиской. Это — письмо той девицы, о которой — помните Еще цветет на старых дотах - страница 8? — Вы мне ведали.


Без борьбы, без слез и без колебаний

Никогда к нам счастье не придет,

Счастье прямо за совестью идет!


И на данный момент, на пороге второго года моей Еще цветет на старых дотах - страница 8 учебы в институте, мне хотелось сказать снова спасибо и Вам, и книжкам, и учителям, и всем, кто помогал мне выкарабкаться на верный путь.

Привет от матери.

Доскорого свидания.

Витя.

15 августа 1962 г,

25

Дорогой Витя Еще цветет на старых дотах - страница 8! Желаю сказать для тебя важную вещь. Я показал всю нашу переписку товарищам из журнальчика «Юность»', и она их очень заинтриговала. Они собираются ее печатать под нашими 2-мя фамилиями. Как ты на Еще цветет на старых дотах - страница 8 это смотришь?

Г. Медынский.

20 августа 1962 г.

26

Григорий Александрович! Ваше сообщение о публикации нашей переписки меня и порадовало и… напугало. Порадовало — понятно почему: это, естественно, очень любопытно и лестно. А напугало… Не знаю, как Еще цветет на старых дотах - страница 8 начать!

Вы помните наш разговор у Вас на веранде? И вот, когда я поехал домой и сел в Москве в поезд, я стал о многом мыслить и почти все еще вспомнил, и вот Ваше Еще цветет на старых дотах - страница 8 письмо. И я решил, что я должен Вам на данный момент все поведать: ведь был случай, когда я желал уничтожить 1-го лейтенанта. Я всю ночь тогда задумывался об этом, эта идея Еще цветет на старых дотах - страница 8 не давала мне покоя. Пробудился — и снова то же, те же мемуары. С того времени я хожу сам не собственный. Меня пронзила идея — совесть. Вы осознаете, ведь я сам, сознательно шел на Еще цветет на старых дотах - страница 8 все. Меня не сманивали. Нет, все сам, по хорошей воле. Мне никто не угрожал. И вы представляете, я сознательно шел на убийство. Что все-таки это такое? Почему? Ведь меня Еще цветет на старых дотах - страница 8 верно воспитывали в школе, дома. Почему я так морально погрузился? Не знаю. Да, я многого еще не понимаю. И я никогда не думал над тем, что я делал. Никогда.

На всю жизнь запомнил Еще цветет на старых дотах - страница 8 этот эпизод. Я, видите, даже писать ровно не могу: рука трясется. И вот сейчас с того времени мне нет покоя. Нет, я не убивал, я никого не убил и не ограбил. Но Еще цветет на старых дотах - страница 8 почему меня на данный момент мучит совесть? Означает, эта совесть пробуждается во мне. Но почему она ранее не пробудилась? Где она была? Почему спряталась? Может быть и то, что я стал багроветь Еще цветет на старых дотах - страница 8,— это тоже совесть.

Почему я дошел ранее? Почему? Ведь в жизни"' все было для меня, мне. А я желал уничтожить человека совсем ни за что, из-за пистолета. И только какая-то Еще цветет на старых дотах - страница 8 хорошая сила удержала меня в последний момент: я вспомнил, как этот лейтенант прощался с женщиной около кино.

Нет, на данный момент это для меня невообразимо. Может быть, я успокоюсь и через некое время еще Еще цветет на старых дотах - страница 8 Вам напишу. А на данный момент я не могу. Я очень волнуюсь.

Вот она какая, совесть. Нет, я кончаю, я не могу больше писать. Да, «счастье прямо за совестью идет».

Аж голова Еще цветет на старых дотах - страница 8 захворала.

Большой привет Марии Никифоровне и Вашей сестре.

Доскорого свидания.

Витя.

25 августа 1962 г.


От волнения даже адресок спутал.

Черт возьми, как разболелась голова!


27

Здрасти, Григорий Александрович! На данный момент у меня дела Еще цветет на старых дотах - страница 8 идут погано. Не знаю отчего, но я здорово захандрил. Эх, если б Вы только знали, как все таки мне тяжело! На людях я всегда весел, а вот один, один на один Еще цветет на старых дотах - страница 8 тяжело живу. Последние 3—4 денька пил, в особенности здорово напился в субботу. Тяжело все таки мне сдерживаться. Часто здорово ругаюсь дома, и практически всегда повинет я, но таковой уж я человек, до того Еще цветет на старых дотах - страница 8 затаскан, что не могу никогда сдержаться. Вот уже некоторое количество дней меня мутит, и я не сдерживаюсь, пью.

Занятия я запустил совсем, ничего не охото делать.

Прошел призывную комиссию. 4 декабря пойду в Еще цветет на старых дотах - страница 8 армию. Но заниматься нужно, за два месяца еще все может поменяться.

Очень жалею, что я не открылся Вам до конца во время нашей встречи. Может быть, мне легче было бы.

На Еще цветет на старых дотах - страница 8 этом кончаю. Если гласить честно, то пойду на данный момент выпью заместо того, чтоб идти на занятия. И почему меня тянет Вам правду гласить? Мне на данный момент кажется, только только поэтому Еще цветет на старых дотах - страница 8, что Вы один меня отлично осознаете.

Эх, черт возьми, гласить до конца правду, так слушайте! Еще мне предлагают одну авантюру с выгодой в 20 рублей, но я не решаюсь и не должен отважиться, если только Еще цветет на старых дотах - страница 8 не сойду с разума.

На этом вправду кончаю. Только, пожалуйста, напишите ответ быстрее. Ваши письма мне очень помогают.

Может быть, я на деньках успокоюсь и напишу еще. С приветом

Витя.

3 сентября 1902 г,

28

Ну Еще цветет на старых дотах - страница 8, Виктор, скажу откровенно, я даже не знаю, с чего начинать.

Первым чувством было негодование и кошмар, негодование на тебя и кошмар вообщем. Означает, вправду в людях есть что-то непоправимое и Еще цветет на старых дотах - страница 8 безвыходное, это страшно! Это подрыв всего, во что я веровал, на что я, не жалея, растрачивал свои последние стариковские силы. Ведь я старик, я преспокойно мог бы получать пенсию и жить просто Еще цветет на старых дотах - страница 8 так, себе, ни о чем же не думая. А я вожусь с одним, другим и третьим, я выслушиваю сотки криков, клятв и заверений. А думаешь, это просто? Ты знаешь, время от Еще цветет на старых дотах - страница 8 времени охото плюнуть на все и пойти в кино, просто пойти погулять со собственной Марией Никифоровной, но вот… Вот передо мной новенькая пачка писем. Что с ней делать? Веровать либо не веровать людям? Можно Еще цветет на старых дотах - страница 8 хорошем одолеть зло либо его необходимо давить, уничтожать силой? Вот о чем речь идет.

Я до сего времени веровал, что я делаю необходимое и полезное дело, и ты, т Еще цветет на старых дотах - страница 8 ы был одной из опор этой веры, и Саша, переписку с которым ты у меня читал, и та женщина, и ряд других. И вдруг!.. Нет! Это просто не вмещается в душу! Это Еще цветет на старых дотах - страница 8 какое-то наваждение!

Преодолеть все, достигнуть университета, обучаться, узреть раскрывшиеся горизонты жизни и вдруг на все на это опустить темное покрывало… «Черное крыло жизни»,— как писал ты когда-то.

Нет, я просто не желаю Еще цветет на старых дотах - страница 8 этому веровать и не могу! Ты просто не в собственном уме.

Нет, это просто предательство! Предательство себя, предательство меня, а главное, предательство всего, что есть неплохого на свете,— самых наилучших Еще цветет на старых дотах - страница 8 и незапятнанных мыслях. Означает, человек вправду зверек и в всякую минутку ни с того ни с этого может полететь, как гласил Достоевский, вниз головой и наверх пятками?

Нет, этого не может быть, Виктор. Обернись и Еще цветет на старых дотах - страница 8 образумься.

Видимо, ты очень большой груз духовный взял на себя своим признанием, и поэтому заговорила твоя взбунтовавшаяся совесть. Она взбунтовалась против твоих собственных грехов. Но для чего же лететь наверх пятками Еще цветет на старых дотах - страница 8? Как ты мог принимать какие бы то ни было дискуссии о каких-либо авантюрах? Ты знаешь, что означает эта авантюра? Как ты смел? А может быть, ты просто не можешь отрешиться, раз ребята Еще цветет на старых дотах - страница 8 зовут? Помнишь: «Куда меня позовут, туда я и пойду»,— как ты писал мне ранее.

Одним словом, Виктор, возьми себя за уши, и встряхни, и поставь, сам себя поставь на ноги. Никто, не Еще цветет на старых дотах - страница 8 считая тебя, этого не сможет сделать. И не полагайся на службу в армии. Решает человек, а не служба.

Я желаю направить внимание на вырвавшееся у тебя слово: «Я до того истаскан». Конкретно Еще цветет на старых дотах - страница 8 затаскан! Вот почему я так напористо писал для тебя о вреде пьянки: она истощает нервную систему, и человек перестает обладать собой. Говорю для тебя, как мужчине, и верю в тебя, как в Еще цветет на старых дотах - страница 8 человека: ты должен отыскать внутри себя силы, чтоб покончить со всем этим решительно и сходу. В конце концов я имею право этого от тебя и востребовать. Учение, спорт, чтение Еще цветет на старых дотах - страница 8 — и ничего больше. А там смотри. Ты можешь, естественно, пустить все под откос, но помни, что жизнь человеку дается один раз.

Г. Медынский.

8 сентября 1962 г.

29

Григорий Александрович, здрасти! На деньках я послал Еще цветет на старых дотах - страница 8 Вам совсем безумное письмо и, не дожидаясь ответа, спешу написать другое.

Мои дела опять вошли в колею, настроение обычное. Вчера я пробудился, и у меня в голове ясные мысли, все стало на свои места Еще цветет на старых дотах - страница 8, я опять взялся за учебники и даже ответил по химии.

Вы извините меня за беспокойство. Но ведь, по-моему, Вам лучше знать всю правду о собственном «пациенте» — и нехорошее и не плохое Еще цветет на старых дотах - страница 8. А тем паче на данный момент, я Вам доверяю во всем, потому я и отважился написать такое письмо. На авантюру я не согласился: видите, даже в тяжелый момент выстоял. Правда, колебался, но ведь Еще цветет на старых дотах - страница 8 «не сходу Москва строилась».

На данный момент я очень жалею о том, что во время встречи с Вами я не «раскрылся» на сто процентов. Но на это были свои предпосылки. И Вы Еще цветет на старых дотах - страница 8, я думаю, поймете их и не очень меня осудите. Я не ждал таковой душевности с Вашей стороны, и это меня очень озадачило. Точнее, я растерялся. Я, если честно, колебался Еще цветет на старых дотах - страница 8, что таковой человек, как Вы, будет серьезно заниматься таким «грязным» делом. Я удостоверился в неприятном, но сообразил это на день-два позднее, и было поздно: я уехал. На данный момент я очень Еще цветет на старых дотах - страница 8 об этом жалею и тыщу раз извиняюсь перед Вами, дорогой (позвольте мне так Вас именовать) Григорий Александрович! Я повинет.

На деньках повстречал собственного бывшего потрясающего управляющего, восхитительного учителя Василия Алексеевича Скворцова. Вел он Еще цветет на старых дотах - страница 8 у нас арифметику и много старался для меня, сильно много. Часа полтора мы с ним проговорили, и это была для меня хорошая зарядка.

Занятия пока идут удачно, вот только могут призвать в армию Еще цветет на старых дотах - страница 8. Мне очень неохота на данный момент прерывать учение. На данный момент я сообразил, что такое учеба, и вдруг — армия.

Разрешите на этом кончить. Желаю фурроров в Вашей полезной работе, но самое главное Еще цветет на старых дотах - страница 8 — здоровья. Большой привет Вашей восхитительной Марии Ники-форовне.

Привет от матери. Доскорого свидания.

Витя.

10 сентября 1962 г.

30

Здравствуй, Виктор! Получил твое 2-ое, «спокойное» письмо. Я очень рад, что твоя «вспышка» оказалась Еще цветет на старых дотах - страница 8 недлинной, но в то же время она, естественно, не может не встревожить ни меня, ни тебя. Все, что о ней можно сказать, я произнес в прошедшем письме, и ты, по-моему, усвоишь его, как необходимо Еще цветет на старых дотах - страница 8, должно.

Полностью согласен, что ты должен, должен был написать мне в эту минутку «взрыва», чтоб я конкретно все знал о для тебя. В этом ты очень прав. Но основное Еще цветет на старых дотах - страница 8 и главное ты должен решить сейчас, раз и навечно. Ты должен поставить себя так, чтоб ни одна гадина ни с каким предложением различных авантюр не смела подойти к для тебя, как она не смеет Еще цветет на старых дотах - страница 8 подойти ни ко мне, ни к Марии Никифоровне, ни к кому другому.

Пиши.

Г. Медынский.

20 сентября 1962 г.

31

Здрасти, дорогой Григорий Александрович! Сейчас вот я не знаю, с чего начать, получив Ваш ответ Еще цветет на старых дотах - страница 8 на мое «сумасшедшее» письмо. Извините меня, Григорий Александрович, я очень повинет перед Вами, может быть, мне не надо было пимть его. Я прочитал раз 5 попорядку Ваше письмо и остро понял Еще цветет на старых дотах - страница 8, сколько горя принес Вам.

Нет, люди исправимы, и безвыходных нет. Веруйте в это, Григорий Александрович. Если человек встал на ясный путь, если он лицезреет цель собственной жизни, если он сердечком, душой понял Еще цветет на старых дотах - страница 8, сообразил, где отлично, а где плохо, тяжело, а точнее, нереально сбить его с пути. Правда, люди есть различные, нравы различные: одни мягче в собственных взорах, другие жестче. Последних не собьешь, к ним не подходи Еще цветет на старых дотах - страница 8, а 1-ые (к ним отношусь и я), у их не хватает мужества сходу и неоспоримо разорвать со всем тем, что мешает им на правильном пути. Им сложнее, много сложнее, чем тем, жестким. Но Еще цветет на старых дотах - страница 8 в этом они сами повинны, и никто, не считая их самих, им не поможет. Именно поэтому я и страдаю.

А людям веровать необходимо. Какой прилив хороших эмоций испытываешь, когда для Еще цветет на старых дотах - страница 8 тебя веруют! Доверием и хорошем можно одолеть зло в человеке, у 1-го, может быть, резвее, у другого медлительнее. Правда, в других случаях нужна только только сила, угнетение. Но таких случаев очень не много.

Да Еще цветет на старых дотах - страница 8, издавна ушло от меня «черное крыло жизни», нет его нужно мной, и не надо оно мне. Но у меня вырвался крик кошмара, а может, я на время «сошел с ума», как Еще цветет на старых дотах - страница 8 Вы пишете. Ведь не так просто мне все дается, на все необходимо время и, главное, нервишки, которые у меня часто не выдерживают.

По-моему, очень уж сердито именовать меня предателем Еще цветет на старых дотах - страница 8. Я верю в наилучшее и не плохое, я стремлюсь к этому, но я снова повторяю, не все гладко у меня, тяжело выдерживать такое сильное напряжение, и… итог Вам известен. Мне кажется, что Вы Еще цветет на старых дотах - страница 8 все таки не до конца осознаете, как тяжело мне бывает, как остро и болезненно я реагирую на каждую мелочь. В сентябре во мне взбунтовалась совесть, о выпивке я даже не задумывался, нет, мне было Еще цветет на старых дотах - страница 8 не до того. А на данный момент у меня просто не выдержали нервишки. Как тяжело держать под контролем каждый собственный шаг, каждое движение, каждое слово! И вот я не Еще цветет на старых дотах - страница 8 выдержал. Я не желаю и не имею права себя оправдывать, да и не нужно, Григорий Александрович, так безжалостно, сердито инкриминировать меня. А вобщем, может быть, такая беспощадность и к наилучшему.

«Кверху пятками» я Еще цветет на старых дотах - страница 8 не полечу, об этом я Вам писал, и все таки Вы мне не поверили, а напрасно. Я много разной дряни выслушиваю, разных авантюр, но это меня совсем не тревожит. Правда, случаем я Еще цветет на старых дотах - страница 8 тормознул на одной, но уже в то время я знал, что все равно ни на что не пойду. Я знаю много «блатных» ребят, но рядом с ними мне другой раз постыдно идти Еще цветет на старых дотах - страница 8, и только по незапятанной случайности раз-два в неделю пройду как-нибудь по улице. И то если случаем встречу, а то и вообщем избегаю. Нет, в товарищах я на данный момент очень Еще цветет на старых дотах - страница 8 разборчив. В один прекрасный момент мне пришлось провести вечер в кругу старенькых знакомых, так я ощущал себя «не в собственной тарелке», я не знал, как резвее вырваться от их.

Естественно, Вы правы: пьянка Еще цветет на старых дотах - страница 8 очень мне очень вредит и играет свою паршивую роль, нужно сдерживаться. Только поймите меня: очень тяжело это. Да, вы вправе и востребовать от меня решительного и, главное, окончательного поворота в жизни Еще цветет на старых дотах - страница 8. По сопоставлению с тем, что я сделал, мне осталось сильно мало, и нужно стараться. Я был бы самым последним человеком на земле, если б пустил все «под откос».

Вы правы, ссылаясь на Островского. «Жизнь Еще цветет на старых дотах - страница 8 дается человеку один раз»… Так, означает, для чего же ее портить, кому это необходимо, что толку от того, что ты умрешь, не оставив после себя неплохой памяти?

Я не берусь, Григорий Александрович Еще цветет на старых дотах - страница 8, опять убеждать Вас в чем либо, на данный момент Вы имеете право не веровать мне, но я думаю, что это был мой последний срыв, и притом самый резкий за Еще цветет на старых дотах - страница 8 последние два года.

Витя.

1 октября 1962 г.

32

Ну что ж, Виктор? Буря, кажется, прошла, побеседуем пообстоятельней.

Сначала снимем пока вопрос о публикации наших писем и давай разбираться по существу, по-человечески и глубже. Что Еще цветет на старых дотах - страница 8 все-таки, таким макаром, выходит? Все, что ты писал мне ранее, означает, какая-то полуправда? Прошу осознать меня верно: я не думаю подозревать и упрекать тебя во ереси. Нет, я для Еще цветет на старых дотах - страница 8 тебя на сто процентов и во всем верю. Слышишь? Стопроцентно! Но ведь врать можно не только лишь другим, врать можно и себе, как говорится, «театр для себя». Снова усвой и поверь. Я не Еще цветет на старых дотах - страница 8 желаю тебя в чем либо заподозрить и упрекнуть. Я говорю, как бывает, как может быть, и прошу проверить себя: всегда ли ты был искренен со мной? Не в том смысле, что ты Еще цветет на старых дотах - страница 8 мне не все гласил,— возможно, у каждого человека есть какие-то лимиты и границы правды, разумеется, колеблющиеся зависимо от того, с кем он имеет дело,— но в том, что ты гласил Еще цветет на старых дотах - страница 8, всегда ли ты был искренен? Сначала перед самим собой.

Как произнес в одном из собственных писем большой писатель, прошлый, можно сказать, оголенной совестью Рф, Владимир Галактионович Короленко: «Когда никто не увидит и Еще цветет на старых дотах - страница 8 никто не выяснит, а я все-же не сделаю,— вот что такое совесть!»

Вот почему сейчас, когда наши с тобой дела силою вещей вступили в более углубленную и, на мой взор, более увлекательную фазу, я Еще цветет на старых дотах - страница 8 и желаю поставить некие вопросы перед тобой.

Ты кое-где бродил, творил какие-то свои дела и делишки, жил, дебоширил, как ты выражаешься, «сходил с ума» и кое-где в антрактах Еще цветет на старых дотах - страница 8 писал мне «хорошие», «благонамеренные» письма. Они меня веселили, как в особенности порадовало, естественно, твое поступление в институт. Но ведь это итог. А ах так, через какие, мягко говоря, ступени, срывы и сбросы Еще цветет на старых дотах - страница 8, через какие внутренние «водовороты» пришел ты к этому результату, начинает выясняться только сейчас. А ведь это самое главное — и для меня и тебе. И сначала тебе. «Перед самим собой!»

Пусть Еще цветет на старых дотах - страница 8 это будет самораскрытием. Необходимо осмыслить все это исходя из убеждений той совести, о которой гласил Короленко. И ты сам ставишь эти же самые вопросы в собственном первом «покаянном» письме: что же все Еще цветет на старых дотах - страница 8-таки это такое? Почему?

Вот на эти вопросы и необходимо ответить. Не захочешь отвечать мне, ответь для себя, но ответить на их ты должен.

А мое «то» письмо пусть тебя в особенности не Еще цветет на старых дотах - страница 8 расстраивает. Все мы люди, все человеки, у тебя взбунтовалась совесть по одному поводу, у меня по другому. Вопросы для меня связаны со всем этим вправду очень огромные, и твоя вспышка, в особенности после Еще цветет на старых дотах - страница 8 наших с тобой таких не плохих летних дискуссий и после того только приятного воспоминания, которое ты произвел на всех моих родичей, эта вспышка была такая внезапная, что я тоже в Еще цветет на старых дотах - страница 8 некий степени вскипел, хотя ни от 1-го слова из «того» письма я не отказываюсь.

Мне кажется, что в итоге этих «вспышек» мы лучше сообразили друг дружку, и давай это доведем до конца Еще цветет на старых дотах - страница 8, по существу, по-душевному, без всяких оглядок на публикацию. А в связи с этим снова повторяю. Когда ты говоришь: «Мне не надо было писать такое ужасное письмо»,— ты не прав. Пиши всегда обо всем. Артиста Еще цветет на старых дотах - страница 8 в для тебя я не желаю созидать, комедии и катастрофы мне тоже не необходимы, я их сам могу сочинить. Мне нужна жизнь, и для тебя нужна жизнь. По-моему Еще цветет на старых дотах - страница 8, так! А если что возникнет, будем разбираться далее. На то жизнь. Будем ее строить и, я уверен, построим.

Г. Медынский.

18 октября 1962 г,

33

Григорий Александрович, здрасти! В 2-ух местах собственного письма Вы убеждали меня, что Еще цветет на старых дотах - страница 8 «полностью верите мне». Для чего это так утверждать? Ведь я не небольшой и люблю, когда мне молвят правду в глаза. На это я никогда не обижаюсь.

Я вижу, что Вас очень Еще цветет на старых дотах - страница 8 испугала моя «вспышка». Ну что ж? Неуж-то Вы задумывались, что если я поступил в институт, так сразу, мгновенно исправился? Естественно, почти во всем я исправился и очень поумнел. Но такая Еще цветет на старых дотах - страница 8 штука, как жизнь, стремительно не делается, и Вы это, естественно, понимаете лучше меня.

Все письма, которые я писал, были самые искренние. В их я давал волю всему отличному, что теплилось кое-где Еще цветет на старых дотах - страница 8 у меня на деньке души, под наносной грязюкой. Ведь как-то Вы писали мне, что «основа во мне заложена хорошая». Да, это так. Отсюда и нужно танцевать. Я делал много отвратительного, и за это нехорошее Еще цветет на старых дотах - страница 8 ребята меня «уважали». Вот что жутко. Но во мне было — точнее, чуток теплилось — что-то не плохое. Но некоторому было показать это не плохое, да тогда я к тому же Еще цветет на старых дотах - страница 8 не мог. И вот появились Вы. И я отыскал выход. Я стал писать Вам, что у меня на душе, что я думаю, чего бы я желал. Видите ли, можно сказать, что Еще цветет на старых дотах - страница 8 я жил двойной жизнью. Открытой нехороший и сокрытой неплохой в письмах к Вам. Напишу Вам письмо — и мне легче, вроде вроде бы очищаюсь, при этом чем честнее, тем легче. Да, Вам писал честно Еще цветет на старых дотах - страница 8, а этого во мне уже издавна никто не лицезрел в то время.

И вот после всего этого Вы усомнились в моей искренности. Ну что все-таки, на то воля Ваша. Но Еще цветет на старых дотах - страница 8 если б Вы знали, как дались мне эти письма, сколько сил души я вложил в их! Бывало тяжело, гнусно на душе, беспокойно; сядешь, напишешь — и как как бы свежайшим воздухом подышал. Вы сейчас Еще цветет на старых дотах - страница 8 не поверили в меня, хотя Вы, Григорий Александрович, как никто другой, понимаете, что означает искренность и честность того, кто что-то повидал и что-то испытал. Не верите? Ну, что ж поделаешь? С почтением

Витя Еще цветет на старых дотах - страница 8.

24 октября 1962 г..

P. S. На данный момент положение и настроение мое полностью обычное.

34

Ну, Витя, здравствуй, дорогой мой! Получил твое письмо и сходу вижу: разобиделся. А напрасно! По-человечески я Еще цветет на старых дотах - страница 8 тебя понимаю. Но только обиделся ты напрасно: я ни на минутку не колебался в твоей искренности. Проверка ведь не всегда значит недоверие. Когда я в прошедшем письме предложил возвратиться к нашей прошлой переписке, это Еще цветет на старых дотах - страница 8 означало не недоверие, не колебание, а рвение разобраться в твоей прежней откровенности исходя из убеждений новейшей, более высочайшей и полной, которую ты показал после нашего личного свидания и того Еще цветет на старых дотах - страница 8 «покаянного» письма.

Ты бывал в горах и вот представь. Ты стоишь на высоте, и у тебя уже захватывает дух. «Кавказ подо мною. Один в зышине…» Но вот ты поднимаешься еще выше и выше Еще цветет на старых дотах - страница 8, и та высота, с которой ты озирал распластавшийся пред тобой «Кавказ», вдруг сама уже лежит кое-где далековато понизу, и ты видишь ее и все ее округи совершенно по-другому, сверху Еще цветет на старых дотах - страница 8.

Так и тут. Возьмем последнее твое письмо. Как отлично разобрал ты свою «двойную жизнь»: внутреннюю — неплохую и внешнюю — нехорошую! А я в связи с этим припоминаю твои же записи в дневнике о спекулянтах Еще цветет на старых дотах - страница 8 и милиции. Какой непростой переплет неплохого и отвратительного, добра и зла!

Человек вырастает, добро в нем борется со злом и в конце концов одолевает, черт возьми! Ну, ты, я думаю, понимаешь, что Еще цветет на старых дотах - страница 8 означает добро. Это и есть наше, коммунистическое.

Желаю коснуться слов, на которые ты не один раз ссылался и которых не избежал и в последнем письме: не все сходу, не сходу Москва строилась и Еще цветет на старых дотах - страница 8 т. д.

Я с тобой согласен: человек не мертвое тело и не алгебраическая формула, он живой организм и жива, развивающаяся и нередко мятущаяся душа. Луна не дышит, на ней нет Еще цветет на старых дотах - страница 8 никаких взрывов, она мертва. А солнце живое, оно кипит и вспыхивает фееричными фонтанами протуберанцев. Так и человек. Но протуберанцы бывают различные. Это во-1-х, а во-2-х, солнце одно, и то его Еще цветет на старых дотах - страница 8 «шалости» доходят до нас, порочных отпрыской земли, и отражаются на нашей жизни. Человек живет с людьми, и взрывы в его нраве и поведении далековато не безразличны другим, а через их и ему Еще цветет на старых дотах - страница 8 самому. Вот почему ему нельзя не умерять «дыхания» собственной натуры, не держать под контролем его и не вводить в берега. Это закон жизни. Говоришь, тяжело? Тяжело. А что просто? Просто катиться под гору, и Еще цветет на старых дотах - страница 8 то, пожалуй, лишь на санках, а если на собственных боках, так, пожалуй, чувствительно. Почитай письма Чехова, где он, этот наидобрейший, деликатнейший для всех человек, сознается, что по сути у него совсем Еще цветет на старых дотах - страница 8 обезумевший нрав и только тренировка, неизменная и упрямая работа над собой позволяют ему обладать этим нравом.

Ну, вот, кажется, и все. Желаю для тебя сердечно во всем фуррора, верю в него Еще цветет на старых дотах - страница 8, в тебя и твое будущее.

Г. Медьшский.

30 октября 1962 г.

35

Здрасти, Григорий Александрович! Получил Ваше письмо. Не отвечал поэтому, что не мог собраться с идеями, откровенно сказать, не было настроения. То, что необходимо, я Еще цветет на старых дотах - страница 8 как бы все написал, все другое для чего ворошить? Не поэтому, что оно тяжело для меня, а просто не охото на данный момент ни о чем нехорошем мыслить. Очевидно, я понимаю всю Еще цветет на старых дотах - страница 8 пользу Вашего дела,— ведь над горьковатыми ошибками других люди думают и выбирают для себя наилучшую дорогу в жизни. Не плохих дорог в жизни сильно много, но почему-либо некие резвее становятся на Еще цветет на старых дотах - страница 8 нехорошую. Что это? Романтика? Мода? По для себя я знаю, нет никакой романтики, когда по пустынному ночному темному шоссе в 20 шагах за твоей спиной идут двое, которые в наилучшем случае оставят тебя живым, но Еще цветет на старых дотах - страница 8, полностью может быть, калекой. Идут специально, это я знаю; главное, мне нужно сдержать себя, не показать, что коленки-то у меня дрожат и спина влажная от испуга. Мне подфартило,— конкретно Еще цветет на старых дотах - страница 8 моя выдержка и находчивость выручили меня. Так было не раз. Так какая, к черту, это романтика, когда трясешься за свою жизнь, которая может оборваться ударом ножика того же дурачины, как и я сам Еще цветет на старых дотах - страница 8! Означает, все это стильно. По-моему, так:

Как нравится 15—16-летним детям стоять где-нибудь за углом, подняв воротники и засунув руки в кармашки, в каких ничего нет, не считая носового платка Еще цветет на старых дотах - страница 8, и слушать «похождения» «бывалого» вора! Он держится независимо, все подобострастно хихикают, а многие его страшатся.

Я знал людей, для себя схожих, которые занимались «темными» делами, а в душе были совсем другие. Вообщем Еще цветет на старых дотах - страница 8 нельзя упрощенно глядеть на человека.

Очевидно, мне тяжело, ну, так что ж, в этом я сам повинет. Вы понимаете, после всего, что со мной вышло сначала озари, я себя чувствую так, как бы скинул Еще цветет на старых дотах - страница 8 с плеч какую-то тяжесть. Означает, теперь-то мне легче. «Ну, а раз легче, означает, ноги в руки и топай к ясной цели»,— скажете Вы, и это будет очень верно. Буду топать Еще цветет на старых дотах - страница 8!

11 декабря мне исполнится 21 год. Привет от матери.

Витя.

15 ноября 1962 г.

36

Хороший денек, Григорий Александрович! Получил Вашу поздравительную телеграмму. Спасибо.

Не писал я Вам поэтому, что все еще не было ясно с армией Еще цветет на старых дотах - страница 8. Только вчера мне произнесли, что в армию не возьмут.

Уже неделю я очень упрямо наверстываю упущенное и думаю практически все сдать в срок. Со 2 января у нас зачеты, а с 9 января — экзамены Еще цветет на старых дотах - страница 8. Так что только заниматься, что я и делаю.


eshe-o-sopryazhennom-metode-princip-variativnosti.html
eshe-ob-odnom-narushenii-ustava-ili-o-tom-kak-otec-rafail-okazalsya-angelom.html
eshe-odin-nemalovazhnij-element-v-kapalabhati-kolichestvo-vipolnyaemih-serij-konechno-vnachale-ne-stoit-toropitsya.html